Судьбы выпускников Саммерхилла

Ужас родителей перед будущим нередко принуждает их действовать во вред здоровью собственных деток. Ужас этот, как ни удивительно, проявляется в желании родителя, чтоб ребенок научился большему, чем он сам. Таковой родитель не в состоянии ожидать, чтоб его Вилли научился читать, когда сам того захотит, он нервничает и опасается, что Вилли вообщем Судьбы выпускников Саммерхилла ничего не добьется в жизни, если его не подталкивать. Такому родителю не хватает терпения, чтоб позволить ребенку двигаться со собственной своей скоростью. Они спрашивают: «Если мой отпрыск не Умеет читать в 12 лет, какие у него шансы достигнуть фуррора в жизни? Если в 18 он не сумеет сдать вступительные экзамены Судьбы выпускников Саммерхилла в институт, что ему остается, не считая неквалифицированного труда?» Но я научился ожидать, следя, как ребенок продвигается понемногу либо не продвигается совсем. Я не сомневаюсь, что в конце концов, если не приставать к нему и не вредить ему, он добьется фуррора в жизни.

Естественно, мещанин может сказать: «Хм Судьбы выпускников Саммерхилла, по-вашему, означает, стать водителем грузовика — фуррор в жизни!» Мой свой аспект фуррора — способность отрадно работать и уверенно жить. При таком определении большая часть учеников Саммерхилла преуспели в жизни.

Том поступил в Саммерхилл в 5 лет. Он ушел от нас в 17, так и не посетив ни 1-го урока. Он проводил огромную Судьбы выпускников Саммерхилла часть времени в мастерской, делая самые различные вещи. Его отец и мама не могли без содрогания поразмыслить о будущем отпрыска. Он никогда не проявлял ни мельчайшего желания научиться читать. Но в один прекрасный момент вечерком (ему тогда было 9 лет) я нашел его в кровати за чтением «Давида Копперфильда».

— Привет, — произнес я Судьбы выпускников Саммерхилла, — кто обучил тебя читать?

— Я сам научился.

Еще через пару лет он пришел ко мне, чтоб спросить: «Как сложить половину и две пятых?» Я растолковал и спросил, не желает ли он выяснить чего-нибудть еще. «Нет, спасибо», — ответил он.

Позже он получил место помощника оператора на студии Судьбы выпускников Саммерхилла. Когда он еще только осваивал эту работу, я случаем повстречался с его начальником на одном званом обеде и, естественно, спросил, как там Том.

— Наилучшего парня у нас не было, — ответил его шеф. — Он никогда не прогуливается — он бегает. А в выходные с ним просто неудача, так как он торчит на Судьбы выпускников Саммерхилла студии и в субботу, и в воскресенье.

Был очередной мальчишка, который не мог научиться читать, — Джек. Никто не мог его обучить. Даже когда он сам попросил, чтоб ему давали уроки чтения, некий сокрытый психический недостаток мешал ему различать буковкы «b» и «р». Он покинул нашу школу в 17 лет Судьбы выпускников Саммерхилла, не умея читать.

На данный момент Джек — красивый токарь-инструментальщик. Он любит дискуссии о работе с металлом. Сейчас он умеет читать, но, как я знаю, читает он приемущественно статьи по технике и время от времени кое-что по психологии. Не думаю, чтоб он когда-нибудь прочитал хоть один Судьбы выпускников Саммерхилла роман, все же он полностью хорошо гласит по-английски и его общий умственный уровень замечателен. Один южноамериканский гость, ничего не зная об его истории, произнес мне: «Что за умница этот Джек!»

Диана, славная девченка, посещала уроки без особенного наслаждения. У нее был совсем неакадемический склад разума. Я длительно не Судьбы выпускников Саммерхилла мог для себя представить, чем бы она могла заняться в жизни. Когда она в 16 лет уходила от нас, хоть какой школьный инспектор признал бы ее образование нехорошим. Сейчас Диана занимается в Лондоне рекламой кулинарных изделий. Она очень опытный работник, и — что еще важнее — она отыскала счастье в работе.

В Судьбы выпускников Саммерхилла один прекрасный момент некоторая компания востребовала, чтоб все ее служащие имели по последней мере сданные вступительные экзамены в институт. Я написал главе этой конторы по поводу Роберта: «Этот юноша никогда не сдавал никаких экзаменов, так как у него неакадемическая голова. Но у него сильный характер». Роберт получил работу.

Уинифрид, 13 лет Судьбы выпускников Саммерхилла, новенькая ученица, заявила мне, что терпеть не может все школьные предметы, и завопила от радости, когда я произнес ей, что она вольна делать только то, что желает. «Ты не должна даже приходить в класс, если не хочешь», — произнес я.

Она решила услаждаться свободной жизнью и делала это в течение нескольких Судьбы выпускников Саммерхилла недель. Позже я увидел, что она заскучала.

— Поучи меня чему-нибудь, — попросила она меня в один прекрасный момент, — мне скучновато так болтаться.

— Здорово! Чему ты хочешь научиться?

— Не знаю, — ответила она.

— А я тоже не знаю, — произнес я и ушел от нее.

Шли месяцы. Позже она пришла ко мне опять Судьбы выпускников Саммерхилла. «Я собираюсь сдавать вступительные экзамены в институт и желаю, чтоб ты давал мне уроки».

Каждое утро она занималась со мной и с другими учителями, и занималась отлично. Она признавала, что предметы ее не очень заинтересовывали, но у нее появилась цель. Уинифрид отыскала себя, когда ей позволили быть собой.

Любопытно Судьбы выпускников Саммерхилла отметить, что свободные детки берутся за арифметику. Они получают наслаждение от географии и истории. Свободные детки отбирают из предлагаемых предметов только те, что им увлекательны. Свободные детки посвящают огромную часть времени другим увлекательным занятиям — работе по дереву либо металлу, рисованию, чтению художественной литературы, занятиям в любительском либо импровизационном Судьбы выпускников Саммерхилла театре, слушанию джазовых пластинок.

Том — ему было 8 лет — имел обыкновение заглядывать ко мне и спрашивать: «Слушай, чем бы мне заняться?» Никто не рекомендовал, что ему делать.

6 месяцев спустя Тома всегда можно было отыскать в его комнате — посреди разложенных на полулистов бумаги. Он часами чертил географические карты. В Судьбы выпускников Саммерхилла один прекрасный момент в Саммерхилл приехал доктор из Венского института. Он случаем столкнулся с Томом и задал ему кучу вопросов. Позднее этот доктор пришел ко мне и произнес: «Я попробовал проэкзаменовать этого паренька по географии, и он гласил о таких местах, о которых я никогда не слышал».

Но я должен упомянуть и Судьбы выпускников Саммерхилла о бедах. Шведка Барбель, 15 лет, пробыла с нами около года. За все это время она не отыскала никакого занятия, которое бы ее заинтриговало. Она поступила в Саммерхилл очень поздно. В протяжении целых 10 лет ее жизни за нее все решали учителя. К тому времени, когда она приехала в Судьбы выпускников Саммерхилла Саммерхилл, она уже растеряла всякую инициативу. Ей было скучновато. К счастью, она была богата и ее ожидала жизнь светской дамы.

Еще у меня жили сестры из Югославии, 11 и 14 лет. Школа не смогла их заинтриговать. Огромную часть времени они проводили, обмениваясь по-хорватски грубыми замечаниями в мой адресок. Один Судьбы выпускников Саммерхилла недобрый друг повсевременно мне их переводил. Фуррор в этом случае был бы чудом, так как нас соединяли только искусство и музыка. Я был рад, когда мама приехала забрать их.

С возрастом мы удостоверились, что мальчишки, которые увлекаются техникой, совсем не волнуются о сдаче вступительных экзаменов в университеты. Они идут конкретно в центры Судьбы выпускников Саммерхилла практического обучения. Часто они склонны поначалу поглядеть мир, только позже заняться институтской учебой. Один, к примеру, сделал кругосветное плавание в качестве корабельного стюарда. Двое других направились в Кению — сушить кофе. 3-ий поехал в Австралию, а 4-ый — в дальную Британскую Гвиану.

Деррек Бойд — обычный пример страсти к приключениям, воодушевленной Судьбы выпускников Саммерхилла свободным образованием. Он поступил в Саммерхилл в 8 лет и ушел от нас, сдав вступительные институтские экзамены, в 18 лет. Он желал стать доктором, но отец в то время не мог оплатить его учебу в институте. Деррек решил использовать время ожидания, чтоб поглядеть мир. Он отправился в английский порт и Судьбы выпускников Саммерхилла провел там пару дней, пытаясь отыскать работу. Ему произнесли, что многие истинные мореплаватели посиживают без работы, и он, расстроенный, возвратился домой.

Скоро школьный товарищ сказал ему, что некоторая британская дама в Испании отыскивает шофера. Деррек ухватился за эту возможность, отправился в Испанию, там он или выстроил этой даме дом Судьбы выпускников Саммерхилла, или расширил уже существовавший, провез ее по всей Европе, а потом поступил в институт. Дама решила посодействовать ему с оплатой учебы. Через 2 года она предложила Дерреку взять годовой отпуск, отвезти ее в Кению и там выстроить ей дом. Деррек окончил свою учебу на доктора в Кейптауне.

Ларри, который пришел Судьбы выпускников Саммерхилла к нам, когда ему было около 12 лет, сдал экзамены в институт в 16 и отправился на Таити растить фрукты. Решив, что за это платят очень не много, он взялся водить такси. Позже он перебрался в Новейшую Зеландию, где, как я понимаю, делал всякую работу, в том числе опять водил Судьбы выпускников Саммерхилла такси. Позже он поступил в Брисбейнский институт. Чуть раньше у меня был гость — декан этого института, — который экзальтированно отозвался о Ларри. «Когда у нас были каникулы и студенты разъехались по домам, — произнес он, — Ларри пошел рабочим на лесопилку». На данный момент Ларри — практикующий доктор в Эссексе.

Естественно, не все прежние Судьбы выпускников Саммерхилла ученики показали схожую предприимчивость. По естественным причинам я не могу их тут обрисовывать. Все наши успехи связаны с детками из добротных семей. И у Деррека, и у Джека, и у Ларри предки на сто процентов доверяли школе, так что перед мальчуганами никогда не вставал страшный вопрос: кто прав, предки Судьбы выпускников Саммерхилла либо школа?

Вырастил ли Саммерхилл хоть 1-го гения? Нет, до сего времени гениев не отмечено, может быть, несколько творческих личностей, еще пока не добившихся известности, несколько ярчайших живописцев, несколько способных музыкантов, ни 1-го — как мне понятно — удачного писателя, один красивый дизайнер мебели и интерьеров, несколько актеров и актрис, несколько ученых Судьбы выпускников Саммерхилла и математиков, которые еще могут сказать свое слово в науке. Думаю, что при нашем числе учеников — около 45 человек каждый год — много тех, кто занимается какой-нибудь творческой либо уникальной работой.

Я, но, не раз гласил, что одно поколение свободных малышей не очень внушительно для доказательств. Даже в Саммерхилле отдельные детки Судьбы выпускников Саммерхилла ругают себя за то, что не научились всему, чему могли бы. По другому и не может быть в мире, где экзамены служат пропуском в некие профессии. И уж, естественно, всегда рядом найдется какая-нибудь тетя Мэри, которая воскрикнет: «Тебе уже 11, а ты читать как надо не умеешь!» И ребенок Судьбы выпускников Саммерхилла ясно чувствует, что весь мир вокруг нас против игры и за работу.

Если обобщить, то способ свободы срабатывает почти наверняка с детками до 12 лет, но детям постарше необходимо очень много времени, чтоб оправиться от кормления познаниями с ложечки.


sud-otkazal-pevice-vaenge-v-iske-k-izdatelyu-zhurnala-elle-na-12-mln-rub-za-vmeshatelstvo-v-chastnuyu-zhizn.html
sud-otklonil-isk-vaengi-k-intermediagrup-v-polnom-obeme-kniga-rekordov-teatrala-28.html
sud-peterburga-21-noyabrya-rassmotrit-isk-o-bankrotstve-rossijskogo-zavoda-ford-novosti-23.html